Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Какая сука разбудила Ленина или Баллада об историческом недосыпе




Какая сука разбудила Ленина

или Баллада об историческом недосыпе

***

Любовь к Добру сынам дворян жгла сердце в снах,
А Герцен спал, не ведая про зло...
Но декабристы разбудили Герцена.
Он недоспал. Отсюда все пошло.
Collapse )

Напои меня малиной

Напои меня малиной




***

Напои меня малиной,
Крепким ромом, цветом липы...
И пускай в трубе каминной
Раздаются вопли, всхлипы...
Пусть, как в лучших сочиненьях,
С плачем, с хохотом, с раскатом
Завывает все, что надо,
Что положено по штатам!
Пусть скрипят и гнутся сосны,
Вязы, тополи и буки.
И пускай из клавикордов
Чьи-то медленные руки
Извлекают старых вальсов
Мелодические вздохи,
Обреченные забвенью,
Несозвучные эпохе!..

Напои меня кипучей
Лавой пунша или грога
И достань, откуда хочешь,
Поразительного дога,
И чтоб он сверкал глазами,
Точно парой аметистов,
И чтоб он сопел, мерзавец,
Как у лучших беллетристов...

А сама в старинной шали
С бахромою и с кистями,
Перелистывая книгу
С пожелтевшими листами,
Выбирай мне из "Айвенго"
Только лучшие страницы
И читай их очень тихо,
Опустивши вниз ресницы...

Потому что человеку
Надо, в сущности ведь, мало...
Чтоб у ног его собака
Выразительно дремала,
Чтоб его поили грогом
До семнадцатого пота
И играли на роялях,
И читали Вальтер-Скотта,
И под шум ночного ливня
Чтоб ему приснилось снова
Из какой-то прежней жизни
Хоть одно живое слово.
 
***

© Дон-Аминадо, Париж




Напои меня малиной...

Мацусима (Matsushima) с японского языка можно перевести как "Сосновые острова", это группа островов в префектуре Мияги. Здесь находится около 260 маленьких островков, покрытых соснами мацу. Мацусима считается одним из трёх знаменитых пейзажей Японии. Этими островами восхищался еще Мацуо Басё, а в наше время островки, покрытые черными и красными соснами, одна из доспримечательностей Страны восходящего солнца. Вид Мацусимы совершенно меняется от одного сезона к другому, оставаясь при этом настолько захватывающим, что этот пейзаж вошел в тройку самых красивых видов в Японии. Острова славятся своим дзэн-буддийским храмом Зуиган-дзи, одним из самых важных дзэн-буддийских храмов Японии.


Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Япония — страна сосен

Япония — страна сосен




Стихи в честь сосны

***

Я откровенней, чем с женой,
С лесной красавицей иной.

Ты, верно, спросишь, кто она?
Обыкновенная сосна.

Она не лиственница, нет,
Ее зеленый мягкий свет

Мне в сердце светит круглый год
Во весь земной круговорот.

В жару и дождь, в пургу и зной
Она беседует со мной.

И шелест хвойный, как стихи –
Немножко горьки и сухи.

И затаилась теплота
В иголках хвойного листа,

В ее коричневой коре,
С отливом бронзы при заре,

Где бури юношеских лет
Глубокий выщербили след,

Где свежи меты топора,
Как нанесенные вчера.

И нет секретов между мной
И этой бронзовой сосной.

И слушать нам не надоест
Все, что волнуется окрест.

Конечно, средь ее ветвей
Не появлялся соловей.

Ей пели песни лишь клесты –
Поэты вечной мерзлоты.

Зато любой полярный клест
Тянулся голосом до звезд.

Средь всякой нечисти лесной
Она одна всегда со мной.

И в целом мире лишь она
До дна души огорчена

Моею ранней сединой,
Едва замеченной женой.

Мы с той сосной одной судьбы:
Мы оба бывшие рабы,

Кому под солнцем места нет,
Кому сошелся клином свет,

И лишь оглянемся назад,
Один и тот же видим ад.

Но нам у мира на краю
Вдвоем не хуже, чем в раю...

И я горжусь, и я хвалюсь,
Что я ветвям ее молюсь.

Она родилась на скале,
На той же сумрачной земле,

Где столько лет в борьбе со льдом
Я вспоминал свой старый дом,

Уже разрушенный давно,
Как было жизнью суждено.

Но много лет в моих ночах
Мне снился тлеющий очаг,

Очаг светил, как свет звезды,
Идущий медленно во льды.

Звезда потухла – только свет
Еще мерцал немало лет.

Но свет померк, в конце концов
Коснувшись голых мертвецов.

И ясно стало, что звезда
Давно погасла навсегда.

А я – я был еще живой
И в этой буре снеговой,

Стирая кровь и пот с лица,
Решился биться до конца.

И недалек был тот конец:
Нависло небо, как свинец,

Над поседевшей головой,
И все ж – я был еще живой.

Уже зловещая метель
Стелила смертную постель,

Плясать готовилась пурга
Над трупом павшего врага.

Но, проливая мягкий свет
На этот смертный зимний бред,

Мне ветку бросила она –
В снегу стоявшая сосна –

И наклонилась надо мной
Во имя радости земной.

Меня за плечи обняла
И снова к бою подняла,

И новый выточила меч,
И возвратила гнев и речь.

И, прислонясь к ее стволу,
Я поглядел смелей во мглу.

И лес, не видевший чудес,
Поверил в то, что я – воскрес.

Теперь ношу ее цвета
В раскраске шарфа и щита:

Сияют ясной простотой
Зеленый, серый, золотой.

Я полным голосом пою,
Пою красавицу свою,

Пою ее на всю страну,
Обыкновенную сосну.

***

© Варлам Шаламов




Япония — страна сосен

Все, кому случалось наблюдать японские острова с борта самолета, удивляются обилию лесов. Япония - высоко индустриализированная страна, а плотность населения в ней одна из самых высоких в мире, при этом 70% территории страны покрыто лесами. Примерно такой же высокий процент лесного покрова только в Финляндии и Швеции, но плотность населения в них составляет всего около 5%. Других развитых стран, в которых леса покрывали бы более 50% земельной площади, в мире нет. Большую роль здесь играет синто, считается, что в дереве живут божества ками, поэтому японцам нельзя вырубать деревья. Сейчас это запрещено и на законодательном уровне, а древесину Япония закупает в слаборазвитых странах - Филиппинах, России и других. Поэтому не будет натяжкой сказать, что Япония - страна сосен и криптомерий. Что касается криптомерий, то лучше всего ими любоваться, когда они стоят купой или в рядок, сосны же лучше всего воспринимаются, когда стоят в одиночестве. Японская разновидность сосны мапу отличается изогнутым стволом и причудливым расположением веток. Одинокая старая сосна, которую много лет созерцаешь из окна своей комнаты, становится добрым другом для монаха, ученого и поэта. Японский сад тоже нельзя представить без сосен. Из дюжины видов сосен, растущих в Японии, чаще других используются два, это черная сосна куромацу, во всем мире ее называют сосной Тунберга (Pinus thunbergii) и красная сосна акамацу (Pinus densiflora). Черная сосна в природе растет по берегам моря на скалистых утесах. Ее часто искривленные под силой ветра стволы принимают самые причудливые формы, она неприхотлива и долговечна. Красная сосна встречается в лесах, покрывающих холмы во внутренних районах страны, она более требовательна и тонка, олицетворяет женское начало и выглядит рядом с черной сосной как изнеженная девушка. О красной японской сосне и пойдет речь.


Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Давид Бурлюк - капитан Жуэль

Давид Бурлюк - капитан Жуэль





***
Жуэль

Капитан Жуэль был пенною фигурой.
Он шумел — океанея риф.
Жуэля взгляд не прекращался — хмурым,
Дев земных растегивая лиф.

Он блуждал в морях, колеблемых без смысла
Дев морских глядя по вечерам,
Прыгавших глубин неверных искрах,
Чтоб навек исчезнуть там.

Капитан Жуэль был бурною натурой,
Скрыв ее под хмурой сединой.
В нем циклон внезапной лапой бурой
Восставал, сминая все собой.

Капитан Жуэль подайте руку…
В ней сквозь поры проступает соль
И вода набросила узоры:
Рифов — до и лунное фа — соль…

© Давид Бурлюк, Бонин Архипелаг. Вел. Океан

***




Давид Бурлюк - капитан Жуэль

В японский период своей жизни Давид Бурлюк написал несколько стихов, сквозной герой которых - капитан Жуэль. Вероятно, реального прототипа этого капитана нет, во всяком случае я не нашел. Рискну предположить, что это кто-то из французских адмиралов, в стихотворении "Сердце моря — Жуэль" Давид Бурлюк прямо указывает, что капитан Жюэль - Vedetta Amiral, то есть в переводе с французского "знаменитый адмирал". Не стоит забывать, что по молодости лет поэт учился в Школе изящных искусств в Париже и с французской литературой был знаком не по наслышке. Из всех французских адмиралов самый знаменитый - герой Жюля Верна капитан Немо, тоже собирательный образ. Первоначально это польский патриот, воевавший с российскими войсками за свободу родины, а позже - Нана Сахиб, воевавший за свободу Индии от английского господства. По современным понятиям капитан Немо - первый в литературе полнокровный образ террориста, в наше время такой герой сидел бы в тюрьме на американской базе в Гуантанамо на Кубе. Но образы террористов, пиратов и всевозможных авантюристов очень притягательны. Вспомним, что с портретом Че Гавары на футболках ходило пол планеты, хотя по нем явно плакала веревка. Как-то Уинстон Черчилль сказал, что кто в молодости не был радикалом - у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором - у того нет ума. Вот и капитан Жуэль у Давида Бурлюка из этой плеяды, это образ настоящего мужчины - сильного, мужественного и грубоватого, не испорченного условностями и воспитанием, который не боится переступить моральные нормы и социаль­ные запреты.


Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Давид Бурлюк - стихи о Фудзи

Давид Бурлюк - стихи о Фудзи

***

Молчаливая Фудзи

Тучи кучей снега встали,
Заслонив фиалки дали…
Глянь, над ними столь прекрасна
Фудзи, что всегда безгласна…
Вместе с тем — многоречива —
Островов японских диво;
Я ею восхищен из гама,
Что имя носит — Иокогама.

***

© Давид Бурлюк, август. 1921 года





Давид Бурлюк - стихи о Фудзи

О Давиде Бурлюке (1882 - 1967) у меня было две статьи - выкладывал его картины японского периода творчества и рассказывал о связи с японскими футуристами. Напомню, кто не в теме, о чем речь. Давид Бурлюк - выдающийся художник русского авангарда, поэт и живописец. Он изучал искусство в Одессе, Казани, а также в Мюнхенской Королевской академии искусств и в Школе изящных искусств в Париже. Будучи энергичным, веселым и общительным молодым человеком, Давид Бурлюк сразу же завоевал симпатии других студентов и преподавателей. В 1910-х годах, которые стали золотым веком русского модернизма, Давид Бурлюк начал создавать свои замечательные полотна, сочетая достижения фовизма, кубизма и футуризма. Художник любил природу, его вдохновляли затейливые и сложные формы скифских артефактов. Среди его друзей и собутыльников - Василий Кандинский, Пауль Клее, Алексей фон Явленский, Велимир Хлебников, Владимир Маяковский и другие поэты и художники русского авангарда. У него был буйный, импульсивный характер, неуемная тяга ко всему новому, стремление стряхнуть пыль с замшелого академизма, отрицание традиционной культуры - все это толкало к революционности в искусстве. Но режим большевиков и развязанный ими террор он не принял и эмигрировал в Японию в 1920 году, где прожил два года, изучая японскую культуру и занимаясь живописью. В 1922 году художник переехал в США, приняв американское гражданство. В японский период своего творчества он занимался активной выставочной, художественной и литературной деятельностью. При его участии выходят поэтические сборники, организуются выставки и устраиваются диспуты. Он активно сотрудничал с японскими футуристами, с некоторыми художниками сдружился. Давид Бурлюк был не только выдающимся художником, но и поэтом. Он подарил зрителю множественность впечатлений, новые линии, формы, бесконечные повторения, новую ритмику и новые рифмы — в поэзии и в изобразительном искусстве. Здесь я выкладываю его стихи о Фудзи - священной горе для японцев, которая вызывала восхищение не только жителей Страны восходящего солнца, но и иностранцев. Не остался равнодушен к ней и авангардист Давид Бурлюк, Фудзи-яма стала одной из тем в ряде его стихов. Для иллюстрации стихов - изображения с гравюр японских художников укие-э с видами Фудзи.


Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Сайгё - поэт и монах


Времена года. Весна

Сложил в первое утро весны

***
Окончился год.
Заснул я в тоске ожиданья,
Мне снилось всю ночь:
"Весна пришла". А наутро
Сбылся мой вещий сон.

***
Зубцы дальних гор
Подернулись легкой дымкой.
Весть подают:
Вот он, настал наконец
Первый весенний рассвет.

***
Замкнутый между скал,
Начал подтаивать лед
В это весеннее утро,
Вода, пробиваясь сквозь мох,
Ощупью ищет дорогу.

***
© Сайгё




Сайгё - поэт и монах

Считается, что для японцев Басё - все равно как для русских Пушкин. Хотя одним Басё японская литература не исчерпывается, конечно. Есть мнение, что величайший поэт и дзенский мастер Рёкан Тайгу по масштабу таланта и глубине философской мысли был выше Басё. Но кроме двух этих вершин японской литературы были и другие имена, и одно из них - Сайгё (Saigyō Hōshi), один из известнейших и популярнейших создателей танка. Уже при жизни Сайге был окружен великой славой, в дальнейшем она все продолжала расти. Книга его стихов "Горная хижина" была введена в круг чтения, обязательный для каждого культурного человека, а лучшие поэты Японии восхищались творчеством Сайге и изучали его. В их числе были Басе, Бусон и Рёкан. О Сайге уже вскоре после его смерти стали создавать легенды, а художники изображали его странствия на свитках картин. Пятьдесят лет Сайге был буддийским монахом. По слухам, он не пользовался особой славой как знаток священного писания и религиозный учитель. Его буддистские стихи не дидактичны, мир для Сайге полон грустной прелести и обаяния, он не в силах отринуть прекрасное. Поэзия его кристально ясна и проста, но вмещает в себе сложнейший мир мыслей и чувств. Буддийский монах, он был влюблен в красоту природы до одержимости. Он по происхождению был воином, но ненавидел войну. Он певец печали, сумерек и одиночества, стремился к спокойному созерцанию. Конечно, Сайге не был безродным нищим монахом и даже высшие феодалы принимали его с почетом.


Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Эротические танки. Строфы Рубоко



Эротические танки. Строфы Рубоко

Первое издание РУБОКО ШО (980 – 1020?) (Ночи Комати, или Время Цикад) (Сэмигоро), Токио, 1985) вызвало настоящий скандал в японской научной и литературной среде. Мультимиллионер и библиофил Ки-уо Кавабаки, публикуя купленный по случаю на книжном развале в Киото свиток пергамента Х века, не ожидал ничего подобного. Прежде всего поражал жанр – эротическая танка, до последнего времени неизвестный в средневековой японской литературе. Ценители хорошо знали, скажем, возникший в XIV веке театр Но с его фривольными пьесами, или фарсы кегэн, где с общественно-политическими и бытовыми мотивами часто. сочетались довольно откровенные эротические сцены; многие прекрасно разбирались в рискованной живописи Моронобу, Утамаро или Судзуки Харушиге с их сладострастными, пластичными сюжетами, но – эротическая танка! Рубоко Шо произвел эффект разорвавшейся бомбы.

Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Японцы и их гора Фудзияма


Японцы и их гора Фудзияма

В 1938 году один из самых замечательных японских писателей Дадзай Осаму написал такой рассказ, который называется "Сто видов Фудзи". В начале этого рассказа он пишет следующим образом: "Все японские художники, и прежде всего, Хокусай, изображали Фудзи совершенно не такой, как она есть на самом деле. Ее вершина изображается с намного более острым привершинным углом, чем это есть на самом деле. Она похожа на Эйфелеву башню. А вот настоящая Фудзи-яма..." И дальше он описывает такой эпизод, когда ночью он выпивает в одиночку, потом выходит, смотрит в окошко, в то время из Токио Фудзи была хорошо видна, потому что не было высотных зданий, не было такой загрязненности. И вот, он слегка под шафе, и Фудзи кажется ему маленькой, такой, с какими-то неровными склонами — словом, такая, домашняя Фудзи, которая страшно ему нравится. Так вот, страшно интересный вопрос - почему Фудзи вошла в сознание как самих японцев, так и европейцев, ведь знаменитый Хокусай изображал гору, с ее склонами с намного более острыми углами, чем это есть на самом деле, под углом 45 градусов.

Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Толстой и Япония


Толстой и Япония

Вчера попались две статьи, посвященные русскому писателю Льву Толстому, о его взаимосвязи с Японией, и шире - с восточной культурой. Первая - "ТОЛСТОЙ И ЛАО-ЦЗЫ: ПРЕЕМНИКИ ИДЕЙ Л.Н.ТОЛСТОГО В ЯПОНИИ", ее автор: Нобуюки Накамото (р.1932 г.) – выдающийся общественный деятель, почетный профессор Университета Канагава, председатель Ассоциации «Япония-Владивосток», вице-президент Японо-российского театрального форума, литературовед, театровед, киновед. Автор многочисленных публикаций, в том числе о Чехове, Толстом, Эйзенштейне. Ниже - отрывок из этого эссе писателя.

Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Муми-тролли и Япония



Муми-тролли и Япония




Около городка Порвоо в Финском заливе есть архипелаг Пеллинки, Туве Янсон впервые увидела его двенадцатилетней, когда ее родители арендовали здесь дачу. Будущая писательница отдыхала там каждое лето, а в 1930 году она нарисовала своего муми-тролля. Первую книгу о троллях Туве Янсон написана в 1939 году после советской агрессии и начала войны, чтобы избежать хоть на мгновение мрачность военного времени. Благодаря муми-троллям писательница смогла осуществить свою мечту - купила собственный островок Кловхарун (Klovharun) в 1962 году. Со своей подругой художницей Тууликки они построили там домик, где жили каждое лето на протяжении почти тридцати лет. Это было место абсолютной свободы от всех условностей мира, только камни, море и чайки. Муми-тролли - центральные персонажи серии книг Туве Янсон, это фантастические существа, похожие на бегемотика и ведущие вполне человеческий образ жизни. Они далекие потомки скандинавских троллей, внешне белые и округлые, с большими мордами. В прошлом муми-тролли жили за печами в домах людей, подобно троллям и домовым. Как-то Туве Янссон сказала: "В этом мире есть место абсолютно для всего на свете. Отсутствие здравого смысла переплетается с железной логикой. Есть в этом нечто от сюрреализма, от сновидений, от реальности каждого дня в его фантастическом обрамлении". Мир, созданный Туве Янссон полон свободы и бунта против ограничений, налагаемых обществом. Каждый из персонажей муми имеет равную ценность и они имеют право быть такими эксцентричными, какими захотят. Любой человек может найти похожие черты своего характера во всех персонажах муми-книг. Муми-тролли Туве Янссон – одно из лучших явлений мировой культуры. После показа в Японии по Fuji TV мультсериала о муми-троллях они стали очень популярны у японцев. В стране есть несколько муми-кафе, где посетители попадают в сказочную атмосферу, за столиками сидят большие плюшевые муми-тролли, а тарелки и кухонные приборы украшены изображениями муми-персонажей. Японцы имеют хорошее представление о Муми-персонажах. Если скандинавские фаны любят членов Муми-семейства, Муми-маму, Муми-папу, Фрекен Снорк, то японцы обожают Сниффа, Туу-тикки, Хатифнаттов и Филифьонку. Но самый любимый из всех - философ и вольный путешественник Снусмумрик. Еще в Японии как и в Финляндии, есть свой муми-парк, о котором я и хочу рассказать.


Collapse )</div>

</div>

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru